cifra.jpg

cikrf.jpg

Российский центр обучения избирательным технологиям

 prb.jpg

Уфа.jpg

 

Мы в контакте Мы в одноклассниках tlg.png


 







«Нам нужна одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим…»

«Нам нужна одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим…»

Старостин Михаил Филиппович, Нештаев Андрей Матвеевич, город Октябрьский

Старостин.jpg

Я помню…

Вот прошло уже 75 лет, как закончилась самая страшная война… Война, которая уничтожила миллионы и миллионы жителей нашей страны… Наверно нет ни одной семьи, которой бы не коснулась эта судьба… Родные деды, родители, близкие родственники… Великое солдатское воинство! Сколько вас осталось на полях боев и уличных сражений, от самого первого боя на границе и до последнего выстрела в поверженном Берлине… Сколько вас погибло, когда своим телом вы закрывали от врага каждый метр нашей земли… Сколько не вернулось моряков и летчиков с боевых походов… Сколько сгинуло в концлагерях… Точная дата погибших не установлена до сих пор, поскольку даже сейчас находят останки погибших воинов, а пока не захоронен последний солдат – война ведет свой счет…

Наверное, мои деды были везучими, поскольку оба сумели вернуться домой живыми. К сожалению, почувствовать себя внуком мне практически не довелось. Дедушка по папиной линии, Старостин Михаил Филиппович, умер задолго до моего рождения, в 1963 году, прожив всего 57 лет, а отец моей мамы, Нешатаев Андрей Матвеевич умер в 1978 году, когда мне было всего 2 года… Поэтому я знаю о них только то, что сумели мне рассказать мои родители.

Оба моих деда не были героями фронтовых киносборников и легенд политуправления армии… Они были простыми солдатами, рядовыми, на которых, как говорится, держался весь свет… А точнее – фронт…

Вот все, что я знаю. Мой дед Михаил Филиппович Старостин, уроженец деревни Чирково Бугульминского района Татарской АССР, всю войну провел за «баранкой», за рулем автомобиля, пришел домой после мая 1945 года и снова, уже в мирной жизни, продолжил работать шофером. Город Октябрьский был его «подвигом» в мирной жизни. Дед приехал и остался жить в Соцгороде, так назывался раньше Октябрьский, где в 1944 году было открыто новое, очень большое месторождение девонской нефти, что стало исходной точкой становления нашего города. На своем стареньком, но боевом ЗИСе он перевез тонны материалов и грузов для возведения буровых скважин и строительства домов и улиц молодого города, работая на предприятии СМУ - 5. Отец всегда вспоминал про военную отметину деда – у него практически не было икроножной мышцы на одной ноге, которую оторвало осколком снаряда.

А вот второму моему деду досталось по полной… Андрей Матвеевич Нешатаев, уроженец села Степановка Ульяновской области, теперь уже бывшего села, ушел на фронт в возрасте 26 лет. Сначала их отправили на переподготовку в Тоцкие лагеря, а потом, буквально в одну ночь, погрузили в эшелон и сразу отправили на передовую… Он был рядовым пехоты, пулеметчиком.  

Мама говорила, что дед по характеру был веселый и даже озорной, но на любые вопросы о войне он всегда замолкал… Говорить о войне для него всегда было испытанием… Лишь когда дед немного выпивал, вместе со слезами и болью души он сбивчиво рассказывал о своих подвигах…

«Была переправа через реку, а мы ведь из деревень, где и водоемов то не было… Мы и плавать то не умели, а тут переплывать реку». Их разбомбили на той переправе, очень много просто потонули, а те, кто выплыл – оказались под бешеным огнем врага…

Я нашел в архивных документах Министерства обороны Российской Федерации запись в одном из приказов: «Рядовой Нешатаев А.М. пропал без вести». К счастью, дед не пропал, он попал в плен. Вот поэтому для него разговоры о войне были очень тяжелыми. Анализируя информацию и рассказы мамы, выходило, что дед провел в концлагерях почти три года. Все «его» лагеря были уже за пределами Советского Союза… Бельгия, Голландия, Германия… Трижды бежал, один раз даже бежал с поезда, где военнопленные выломали пол в вагоне и прыгали под колеса поезда... Снова пойман, снова колючая проволока, каторжные работы, дым трубы крематория…

Их освободили уже наши воинские части в начале 1945 года, но не все так просто… Раз оказался в концлагере, значит предатель, значит, из одного концлагеря в другой, уже в наш…

Но все-таки дед был бережен судьбой… Оправдали, доверили… Но вместо празднования Победы – сажают в эшелон и мимо родных мест – на войну с Японией. Советско – японская война в августе – сентябре 1945 года, которая завершилась победой советских войск над Квантунской армией в Маньчжурии и капитуляцией Японии. И только тогда, в октябре 1945 года дедушка вернулся домой.

И снова судьба преподнесла ему сюрприз – один из деревенских соседей рассказал ему, что в Башкирии строится новый город, там открыто новое месторождение нефти, а ходить людям не в чем. Дед был пимокат, а проще сказать – валяльщик валенок, вот он и «погрузил» мою бабушку на сани с лошадкой и в декабре 1945 года приехал в Соцгород. Почти месяц они ехали с Ульяновской области до нашего города, сквозь зиму, холод и снег. Так дед оказался в Октябрьском. Всю оставшуюся жизнь дед проработал здесь, в городе, ручным трудом пимоката, обеспечивая людей очень нужной в те тяжелые времена для жизни обувью - валенками.

Дедов моих нет в живых, что-то уточнить или узнать сложно, даже сейчас военные архивы по заключенным концлагерей не являются общедоступными, а значит нам остается только помнить рассказы наших дедов – солдат. Великое солдатское воинство. Покойтесь с миром…

Короткая ссылка на новость: https://cikrb.ru:443/~Bl89P
stat.jpg
named.jpg
distl.png
btik.jpg